меню
ФОТОГАЛЕРЕЯ ВОРОН: Некнига Невелеса ВОРОН: Тайна стоит жизни
ВЕСЕЛА НАЙДЕНОВА ЯРОСЛАВ ЯНОВСЬКИЙ Тетяна Єрушевич: Культурні типи Дмитро Дорошенко: Опришки
  Франик - Наталчиними очима Загадкова стихія Прохаська

ТАЙНА  СТОИТ  ЖИЗНИ ...

Выдержки из приватного расследования.

Полная версия - см. книгу «Карпаты, которые ты можешь узнать», Ворон СС.

 

Коммунистическая система со всей своей извращённой идеологией за отведённый ей исторический срок сделала всё возможное, чтобы изъять из мозгов думающих людей даже мысли об обладании драгоценными металлами и камнями, о реальном наличие в древних укрытиях различного рода сокровищ и кладов.

 

Произошла спланированная подленькая переплавка - с помощью ханженства и показного, лживого бессеребреничанья эти прекрасные мечты сознательно трансформировались в разряд наивных сказок и мифов, что особенно ярко выразилось в краеведческой литературе и различных исторических разведках нашего времени.

 

Зачем рядовой человек – винтик в машине производства благ социалистического общества – будет тратить энергию и время на поиски легендарных кладов, да ещё и с целью личного обогащения? Подумывают об этом некоторые люди – выхолостить литературу, историю, изъять все упоминания и легенды о сокровищах, ввести тотальные запреты! Лучше пусть они производят, как им «на роду написано» от рождения до смерти, материальные блага для элиты правящей верхушки и теневых структур. А «этим» больше богатеть не надо – у них давно и всё уже есть: беспредел исполняемых желаний, огромные счета в зарубежных банках, все члены семьи и родственники зажрались до поросячьего хрюканья и не вылазят из неопустошаемого корыта.

 

Если простой труженик будет достаточно обеспечен, то работать на барина он уже не захочет. А вдруг таких станет много?! Но если уж нашёл кто-нибудь случайно клад в своём личном огороде, спрятанный своим прадедом – «они», а значит - государство, сделают всё, чтобы ты только «облизался»! Мифических 25 процентов от веса металла, плюс драконовские санкции и забудь о безоблачном будущем ...  После этого, специальные службы ещё долго будут «пасти» тебя – не обманул ли ты государство, всё ли найденное сдал в чужой карман, не улучшается ли вдруг твоё благосостояние и не выпячиваешься ли ты из общей серой социальной массы …

А жадность, бездушие и беспринципность нашего правосудия уже стало притчей во языцех во всём цивилизованном мире.

 

Всё это и ещё многое другое вместе взятое и определило отсутствие в нашей стране любопытных, вдумчивых, наблюдательных и упорных в работе людей – поисковиков, совершенное отсутствие ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ИСКАТЕЛЕЙ СОКРОВИЩ, низведённых до нелегального положения т.н. «чёрных следопытов».

 

Дилетанты, любители, «чёрные следопыты» - распылённая прослойка авантюристов в лучшем и худшем смыслах этого слова, не имеющих доступа к архивным материалам, засекреченных органами власти; без каких-либо достаточных технических средств, облегчающих поиск на «вычисленной» местности, даже без обыкновенных правдивых топографических карт.

 

Карты, которыми все эти десятилетия пользовались туристы всей страны были лживы и сфальсифицированы в специальном институте КГБ. Во всём цивилизованном мире желающие могут работать в любых исторических архивах, предъявив удостоверение личности, не вызывая при этом недоумения, нездорового любопытства и без контроля силовых структур.

 

Без прямой работы с историческими документами серьёзные поиски затруднительны, а иногда просто невозможны. Даже при явном обилии информации работа в архивах может занять многие годы. Только трудолюбие, настойчивость и целеустремлённость дают прямопропорциональный им процент успеха, ведут к достижению желаемого результата.

 

В связи с этим показателен случай, когда один из скандинавских поисковиков, работая шесть (!) лет в архивах всех стран Европы, всё-таки обнаружил разыскиваемое им место гибели испанского галеона у берегов Латинской Америки и после 2-х лет напряжённых усилий, с помощью специализированной фирмы, в 1997 году поднял с затонувшего корабля его груз золота, оцениваемый сейчас в 500 млн. долларов (!). Упорство и профессионализм его вызывают уважение. Кто скажет, что свои деньги он не заработал своим многолетним трудом? Редко совершаются удачные находки наобум, по воле случая, без предварительной кропотливой работы и длительной, серьёзной подготовки.

 

Но поиски сокровищ, конечно, велись всегда и везде, во все времена и у всех народов – присущая человеку тяга к познанию неизведанного, таинственного, желание обладать бoльшим, чем у него есть и расширить свои возможности в этом мире оплачиваемой жизни – все эти факторы подвигaли тысячи людей на всех континентах к поиску, риску, опасным приключениям. Это становилось для них делом всей жизни.

 

Постепенно преодолевая инерционность общественного мышления, заскорузлость и противодействие бюрократического аппарата, правдами и неправдами собирая необходимую информацию, наш отечественный искатель приключений пробивается к намеченной цели, но не в состоянии завоевать себе «место под солнцем» - стать полноправным членом общества, превратив своё хобби в ранг професии такой же уважаемой и полезной как любая другая. Пока что он – белая ворона, вредный элемент, неизбежное зло. Поисковик постоянно наталкивается на непонимание, усмешки, презрение, зависть, открытую враждебность власть имущих. Избегая этих неприятных моментов, искатель вынужден всю работу, особенно такие её фазы как добывание необходимой делу информации и сам поиск объекта, покрывать завесой тайны, соблюдать секретность и конспирацию. Может быть, это общество всегда будет таким, обрекая кладоискателей на непонимание в лучшем случае.

 

Удел поисковика – немыслимые лишения и страдания, разочарования и невзгоды. Но сам процесс поиска – неизмеримое наслаждение для разума, пир эмоций и духа. Он один искупает все издержки, духовные и физические. А если поиск увенчался успехом, то это стoит тусклого бесцветного, размеренно обыденного существования. Слава богу, что ещё есть на Земле люди, которых давят, угнетают уютные стены и которые однажды стряхнув с себя быт нищенского существования, вдруг понимают:  ТАЙНА СТОИТ ЖИЗНИ!

 

Одной из многих таких тайн для жителей Западной Украины вот уже более 250 лет является деятельность отряда Олэксы Довбуша. По различным сведениям «він гуляв у опришках» от 7 до 40 лет, произвёл множество неизменно удачных нападений на богатые усадьбы, крупные поселения, отняв у властителей невероятно огромное количество золота и драгоценных вещей. Несомненно, что некоторую часть этих богатств он рoздал бедным и обездоленным жителям Карпат и Пидкарпаття, а также своим товарищам-опрышкам. Но оставшаяся часть была надёжно спрятана в многочисленных естественных и рукодельных укрытиях-схронах (пещерах, комoрах-пывныцях), а также закопана и надёжно замаскирована.

 

Сотни лет легенды и предания об этих сокровищах будоражат головы местного населения, которое вело многочисленные аматорские поиски, почти не давшие результатов. Огромноые пространства Украинских Карпат, их необжитая дикость и труднодоступность районов предполагаемого поиска, примитивность снаряжения и инструмента искателей закономерно давали один и тот же результат – ничего нет, кроме усталости, разочарования и насмешек местных жителей.

 

Лопата и кирка, топор и связка верёвок – вот и всё основное снаряжение. Вслепую выбранные места поиска, тонны вынутой породы, беспочвенные надежды на внезапную удачу а в результате – сотни вырытых ям, потерянные время и средствa, физическое изнурение и моральные травмы. Объяснение этому всегда находилось: …заклятые деньги не дались в руки;   чёрт стал хозяином золота;   золото ушло в землю;   нечистая сила села на золото, и слава Богу, что хоть  живые ушли… – и т.д. и т.п. Нередко такие поиски имели трагические последствия – поисковики погибали в результате завалов, несчастных случаев, истощения организма и даже - убийства. Попытаться избежать всех этих бед – одна из основных задач при поиске.

 

Необходимость засекречивания всех фаз работы вызвана однозначно враждебными намерениями социальной среды, в которой поисковики вынуждены находиться. Можно себе представить, сколько хапуг, желающих «нахаляву» воспользоваться плодами труда кладоискателей, сколько «крутых авторитетов» и просто воров, не говоря уже об органах власти – вся эта шайка будет следить, вижидать кульминационного момента и так или иначе попытается захватить добычу - не останавливаясь ни перед чем.

 

Это же относится и к местному населению – селяне и шагу не дадут ступить без присмотра, целыми сёлами будут сбегаться и наблюдать за ходом работ столько времени, сколько для этого будет необходимо. Наивная и жадная логика их мышления приблизительно такова: «це Довбуш для нас прєтав, ми це стіко років берегли-сокотили, а тут єкіс зайди вішукали наше золото і заберут гет... Най вдома здохне голодна худоба, жінка повієтси, діти попухнут, хата згорит -  але я своє oзьму...».

 

Несомненно, что добываемые отрядом Довбуша ценности в результате даже одного похода были иногда огромны. Но всё же они  редко превышали 2-3 тысячи золотых монет, плюс драгоценности, богато отделанные вещи и изделия. Учитывая это, я провёл небольшой анализ одной легенды, в которой говорилось буквально следующее:

 

«Єкос Довбушь з легінєми вертав-си з походу і хтіу зайти у нашє село до свої любаски. Йшов вночі верхима, але над селом  застау хлопа день, таки  мусиу-си перечікати йго на горі, бо не міг денно з’явитис серед люде.  Довбушь наказау своїм опришкам розібрати плиття на горі і зложіти золото в єму. Потому-таки усе зноу накрили плиттєм. Післа відвідин  Довбушь пішоу собі у Космач, де йго і вбили. А золото там і лишєлос  -  ніхто не віда, де уно, бо опришки без Довбушє  не могли-си узєти, та й розбіглис-си  після  йго  смерти.  … Вівалили`с  там злота дванайцят (12) терхів, а це таки буде  двайцят  і  ше  штири (24)  бербениці ...».

 

Вот что у меня получилось в результате анализа этого зафиксированного в 1907г. этнологами сообщения: 1 тэрх (вес/груз, который лошадь способна надёжно нести) равен 2 бэрбэныци; 1  бэрбэныця – деревянный бочонок для сыпучих продуктов, объёмом 26-32 литра. В такой бочонок помещалось приблизительно 60-80 кг золотых монет. Следовательно, в 24бочонках находилось приблизительно от 1600 до 1920 кг (!) золота.

 

Для перевоза такого объёма груза потребовалось бы минимум 20 лошадей. Но отряд шёл «вэрхaмы», где лошади не проходят и только связывали бы движение – каменистые вершины, непроходимые леса вынуждали опрышков в предгорьях избавляться от лошадей и далее переносить грузы на себе.

 

Предположим, что взрослый выносливый горец мог транспортировать до 40 кг полезного груза (учитывая оружие, личные вещи, боеприпасы, продукты), а значит – максимум по 30 кг драгоценностей – это в лучшем случае! Следовательно, для переноса такого груза на расстояние почти около 20-ти километров, пришлось бы задействовать 65-70 человек. Но такого количества боевиков Довбуш никогда набрать не мог даже для очень важных операций. Только при подготовке нападений на большие охраняемые посёлки ему удавалось собрать разношерстный отряд в 40-55 человек. При обычных спланированных нападениях он действовал с отрядом 10-12 человек, но чаще всего количество «бойцов» не превышало 5-8 человек. Вот такая реальная арифметика.

 

Несомненно, что груз был сложен там, где говорит легенда. Но остался ли он на месте или был унесён в последующие дни на основную базу-укрытие - это нам неизвестно. Мы выяснили лишь то, что его там могло быть до 350 кг, но скорее всего 100-150 кг. (золота/серебра). А это равно 2 бэрбэныци или 1 тэрх. В любом случае, искать стоило бы, чтобы найти положенное опрышками золото и тем самым подтвердить правдивость легенды;  или - доказать её несостоятельность, не найдя ничего. А для этого необходимы «только» свободные денежные средства («бесплатным» бывает только сыр в мышеловке...), неограниченное время, напористое желание, специальное снаряжение и, конечно же, надёжные, проверенные в деле товарищи-единомышленники. Всего-то навсего… Но не менее этого.

 

Нет также сомнений, что Олэкса Довбуш имел ряд надёжно замаскированных укрытий в районе хребта Чорногора, а также в других менее отдалённых местах. В течение 7 лет разбойной жизни (минимально!) он часть добычи надёжно прятал «на потом». Зимовал он сам-один, вероятно - в этих же укрытиях, так как не доверял никому. Если брать оговоренный минимум (6 зимовок за период его активной деятельности), то бoльшую часть их в отличие от других опрышков, уходящих на зиму «в прыймы» к какому-нибудь газде в качестве работника, Довбуш проводил в своих личных, только ему известных укрытиях.

 

Документально установлено, что зиму 1744-1745гг. (по другим источникам 1743-1744гг.) он провёл на отрогах г.Добошанка (так она теперь называется) в примитивном деревянном срубе, в обществе жены или любовницы и ещё 7-ми опрышков, один из которых, не выдержав трудной зимовки в условиях длительной изоляции застрелился или-же просто был убит «товарищами». Имея 50 (по др.источникам – 300) овец, крyпы и другие припасы, зимовали благополучно, а весной возобновили деятельность. Высказывается мнение, что именно после той зимовки основную вершину этой горной системы народ назвал  Добошанкой.

 

Ещё в конце прошлого века здесь были видны подвалины «Олэксового посыдження» и остатки толстых буковых колод;   но отдыхающие в этих местах польские паны-охотники сожгли всё, чтобы не осталось после Довбуша даже воспоминания. Странно то, что согласно историческим сведениям, Довбуш действовал и проводил длительное время совсем в других районах Карпат, но только здесь его именем народ назвал целую горную систему, какой является хребет г.Добошанка. Ведь есть столько гор, имеющих более знаменитую связь с этим легендарным опрышком.

 

Может быть, мы не всё смогли узнать, а народ уже не помнит или его заставили забыть, как заставляли в XVIII-XIXвв. людей, имеющих фамилию Довбуш/Добош  менять её, чтобы навсегда стереть из памяти гуцулов воспоминания о нём? Вполне возможно, что район г.Добошанка был гораздо теснее связан с боевой деятельностью Довбуша, чем это нам известно. Всё это ещё предстоит выяснить. Местное население твёрдо убеждено, что именно здесь находятся очень богатые «Дoвбушеви комoры», где он много лет накапливал свои сокровища.

 

В каждой сказке есть доля правды, маленькое зёрнышко истины, которое необходимо НАЙТИ, очистить от плевел, высвободить и внимательно рассмотреть – а всходы этого «волшебного зёрнышка» могут быть непредсказуемо щедрыми. В этом и заключается труд, интеллектуальная работа поисковика. Столетиями на легенды наслаивались вымыслы, нагромождалась нереальность, они обрастали мистикой, нужное забывалось и терялось, а второстепенное выводилось на передний план. Необходимо тщательно разрабатывать каждую версию, даже самую слабую, нежизнеспособную. Одна из них может оказаться правильной, а это – успех, удача, долгожданный счастливый финиш – мечта и  многолетнее стремление каждого поисковика.

 

Существует множество исторических исследований, разведок, сборников легенд на тему опрышковства. К сожалению, нигде нет конкретных данных; факты и даты чрезвычайно скудны и размыты, окружены досужими  домыслами и фантазиями.

 

По утверждению некоторых авторов исторических разведок, г.Добошанка – это бывшая г.Стог, где каждую весну Довбуш собирал желающих сражаться в его отряде. Но скорее всего, это не так – слишком далеко в стороне от зоны его основных действий она находится и в то же время – слишком близко важные охраняемые коммуникации/торговые пути и не менее охраняемые населённые пункты (перевалы Пантырский и Вэлыки Рогозы, пос.Зэлэна, пос.Дэлятын).

 

По опыту личных походов и изысканий на местности могу уверенно утверждать, что г.Добошанка ранее никак не могла быть Стогом, если опираться на формальное толкования самого определения СТОГ. В основе таких формальных толкований лежит несколько простых и обыденных причин – название «СТОГ» в позднейший период местной истории давалось местным населением тем формам рельефа, которые:

а) по внешним признакам напоминают это хозяйственное сооружение (конусообразная вершина; лысая стоговидная гора и т.д.);

б) полонынам или урочищам, где имелись в наличие площади под покосы для формирования и длительного хранения стогов сена (см.Приложение 8, позиция «С»).

 

Ни одному из этих требований рельеф г.Добошанка не соответствует – вершина её плавно перетекает из заниженных соседних вершин, а сам хребет представляет собой длинный и узкий каменистый гребень с крутопадающими склонами, заросшими криволесьем горной сосны и еловым лесом.

 

Многие исследователи исходят из того, что вершина, где Довбуш весной собирал бойцов для своего отряда, является и местом его последней зимовки, что явно противоречит примитивным правилам конспирации – необходимого условия успешной многолетней деятельности. Подтверждением моего опровержения является известный исторический факт: командир карательного отряда, снаряжённого магнатом Потоцькым для поиска и уничтожения группы Довбуша – полковник Пшелуськый, используя сведения своих информаторов и помощь проводников из местного населения, уже один раз перед годом зимовки Довбуша в районе рассматриваемой нами вершины, совершил успешный рейд на полоныны  хребта Чорногора и г.Стог.

 

Благодаря беспечности молодых «опрышков» и уверенных в своей недосягаемости «ветеранов бригады», не выставивших дозоры, грамотно блокировав пути предполагаемого отхода бандитов карательный отряд полковника Пшелуського разгромил собравшихся здесь весной боевиков  (более 50 чел.) и часть их захватил живыми. Таким образом, место весенних сборов было рассекречено и уже не могло являться местом зимовки.

 

Вероятно, в хрониках имеется ввиду гора Стог (1652), являющаяся самой крайней южной вершиной хр.Чорногора и находящаяся на стыке границ трёх государств XVIIIв. – польской Галиции, Румынии (Молдовы) и Венгрии (Австрии). В наше время эта вершина – точка стыка границ Румынии, Ивано-Франкивськой и Закарпатськой областей.

 

Как место сбора бандформирований, эта вершина была удобна с тактической стороны – при преследовании карательными экспедициями одной из «разозлившихся» стран всегда можно было легко уйти на сопредельную территорию. Слабым местом этой версии является то, что эта г.Стог  тоже сильно удалена от мест, где действовал Довбуш; она находится в самой отдалённой и дикой части гор. А молодые гуцулы плохо знали отдалённые от своего села горы, т.к. были привязаны повинностями к месту жительства. Естественно, что желающий попасть в отряд опрышков не мог самостоятельно отыскать дорогу к месту весеннего сбора, находящемуся так далеко. Разве только их вёл кто-либо из опытных опрышков-ветеранов.

 

Но есть ещё одна г.Стиг (Свыдовэцький хр.), в 15-ти километрах от пос.Ясыня, а также г.Стогы на сев-зап. мегасклоне Свыдовэцького горного массива, недалеко от г.Тэмпа. Они также подходят для места сбора молодых боевиков, хотя предпочтение всё-таки следует отдать чорногорской вершине. Этой версии придерживаются многие исследователи опрышковского движения.

 

Довольно часто названия высших вершин у гуцулов не влияли на происхождение названий их хребтов (не принимая в счёт психологию опрышков). Формально, хребет мог получить название не от основной вершины, а по отличительным особенностям рельефа или хозяйского использования тех или иных его мест (например: хр.Яворнык – высшая вершина - г.Горган и т.д.). При хозяйственном освоении новых территорий гуцулам необходимы были в первую очередь полоныны. Предположительно (но не обязательно!), изначально давались названия полонынам, а от них уже брали своё назание гoры, примыкающие к освоенным пастбищам.

 

Ряд исследователей утверждают, что г.Добошанка – это бывшая г.Чорногорэць. Но мною установлено точно (по старой картографии), что так до конца XIXв. называлась современная г.Сынячка, находящаяся к северу от массива г.Добошанка. Если принять во внимание стремление гуцулов давать особенностям рельефа (горам, потокам урочищам) «парные» названия мужского и женского родов, как например: Жэнэць-Жонка, Сыняк-Сынячка, Чорногора-Чорногорэць, Чорногорэць-Чорногорыця,  Довжинэць-Довжина  и т.д., то можно с достаточной уверенностью предположить, что у г.Чорногорэць (Сынячка) должна быть напарница – «подруга для любви».

 

Такая гора обнаруживается на этом же хребте в двух километрах сев-западнее пос.Ярэмче. Мало того, у этой пары есть «сынок» - р.Чорногорчык, идущий вдоль этого отрога и впадающий в р.Прут. А картография конца XIXв. определённо указывает, что весь хребет от г.Сынячка (в карте – Чорногорэць) до г.Чорногорыця носит единое общее наименование - Чорногорыця.  Таким образом, мы доказали, что стремления отождествить г.Добошанка с г.Стог и г.Чорногорець являются несостоятельными. Это подтверждено вышеприведёнными фактами.

 

Сельская бытовая магия запрещала суеверным горцам (вплоть до середины ХХв.) произносить вслух настоящие имена тех существ, которые могли принести неприятности, вред - чтобы «не призвать их, не накликать беду». Так, медведь в горах при разговоре назывался «вуйко лісовий», «хазяїн», «чоловік» и т.д. Всем известно, что нечистая сила в разговоре указывалась заменителями «той, що в скелі живе», «щез би», «щезник», «дідько», «лукавець» и т.д.

 

Не исключено, что в те тяжёлые для горцев и смутные времена (XVIIIв.), когда одно только произнесение вслух при неблагонадёжных свидетелях имени Олэксы Довбуша могло принести несчастье в семью (подозрение в принадлежности к людям Довбуша или в пособничестве его отряду, а это - вырывание любой информации с помощью пыток и т.д.), горцы также «закодировали» от случайных посторонних имя опрышка и в разговорах о нём между собой называли его «Чорногорэць» - букв: пришедший с Чорногоры; живущий и действующий в Чорногоре.

 

Логически рассуждая – высший хребет Украинских Карпат Чорногора и хребет Чорногорэць/Сынячка  не могли быть «парой» по нескольким естественным причинам:

а) огромное пространственное удаление друг от друга и принадлежность к совершенно различным горным массивам;

б) очень большая разница высотности вершин этих хребтов (2000 и 1400 м над у.м.);

в) неравноценное стратегическое значение данных хребтов в общей системе Карпатских гор.

 

А это означает, что хребет Чорногорыця и обе его вершины (Чорногорэць со своей подругой) названы так не от стремления соединить Чорну Гору с Чорногорцэм. Если Довбуш был Олэксой Чорногорцэм (как его побратим - Иван «Рахивськый»), то возможно, что его частые посещения района Дэлятын-Зэлэна (а именно эти два пункта соединяются системой хребта Чорногорыця) отозвались в среде горцев определением высшей вершины этого хребта, как «гора, где ходил Олекса Чорногорэць», а в просторечье – г.Чорногорэць.

 

Потом этому имени (названию) горы? нашли «подругу», а ручей, идущий от Чорногорыци (что естественно для Карпат), стал Чорногорчыком. Тогда становится понятно, откуда «вспомнилось» имя «Сынячка» - это может быть старое (до конца XVIIIв.) название г.Чорногорэць, всплывшее в конце XIXв. при опросе австрийскими картографами и топографами местного населения.

 

Это - одна из версий в попытке определения происхождения «нетрадиционного» для рассматриваемой местности названия этого хребта. Автор не утверждает категорически, что это доказанный факт и приглашает любителей такого рода головоломок присоединиться к обсуждению – в таких спорах и рождается истина.

 

Более «стройной» и жизнеспособной выглядит версия, предполагающая, что г.Добошанка – это бывшая г.«Сынячка», т.к. Добошанка находится совсем рядом с г.Сыняк.

 

 

Хребет горы Сыняк отделён от хребта Добошанка только ущельем р.Зубрычный. На карте и визуально эти две соседствующие горные микросистемы образуют почти прямую линию, являясь как бы продолжением друг друга. Следуя теории «образования топонимических пар», получаем вывод, что г.Сыняк «должна» иметь подругу - Сыня?чку или Сы?нэчку. А при получении нового имени «Добошанка» горе Чорногорэць «отдали» старое название его соседки, что отразилось в картографии двойным названием «Чорногорэць (Сынячка)». Получаем две логически доказанных пары: г.Сынякг.Сынячка (Добошанка) и г.Чорногорець –г.Чорногорыця (эта пара подтверждена указанной выше картографией). Это версии, требующие окончательной доработки.

 

Но как же всё-таки называлась Добошанка до предполагаемого (!!!) её переименования? Откуда у г.Чорногорэць появилось второе «имя», поданное в картографии, как Сыня?чка или Сы?нечка? Естественным будет признать, что правильный и окончательный ответ на этот вопрос даст только работа в архивах с историческими документами. Автор склонен считать, что окончательно утверждать что-либо сейчас краеведы ещё не имеют морального права – решение этого спора может оказаться неординарным и неожиданным для всех учавствующих сторон.

 

Почему  вопрос об истинном имени вершины или хребта так важен? Казалось бы – какое значение имеет бывшее название какой-то горы?  Очень даже большое. Попытаемся доказать это, разрабатывая одну из версий поиска условного местонахождения основных баз – укрытий отряда  О.Довбуша (или его личного укрытия).

 

В одной из зафиксированных баллад/повествований о смерти Довбуша моё внимание привлекла всего одна фраза, которой нет больше ни в одной из легенд, хотя все они повторяют в той или иной степени одна другую. Так, смертельно раненый Довбуш говорит своим побратимам: «...віднесіть ня в Чорну Гору - в Ведмежу Нору…». Допустим, что историческая легенда права. Будем считать, что Чорна Гора – это г.Чорногорэць (Сынячка), бывшая ею в 1745г. Значит «Медвежья Нора (логово, берлога)» - это засекреченное название коморы-пывныци где-то в районе этой вершины. («Медвежье Логово» - аналогично «Вольфшанце (Волчье логово)», ставка Гитлера/ХХв).

 

Можно пойти и другим путём. Если считать, что возле г.Чорногорэць есть современная г.Добошанка, а рядом с ней есть г.Мэдвэжик и урочища Мэдвэжик Вэлыкий и Малый, то расшифровка фразы из легенды выглядит так: отнесите меня к Чорногорцю в Медвежью Нору, где «Нора» - это комора-пывныця у г.Мэдвэжик. Вот уже просматриваются реальные координаты района поиска, с этого момента можно начинать основную работу.

 

Любопытная информация по данной местности: на хребте совеременной г.Добошанка, северо-западнее её вершины находятся г.Мэдвэжик и г.Пикун. Формальная расшифровка топонима «ПИКУН» несложна, но спорна (см. позицию «П»).

ПЕК – древнеславянский бог домашнего очага, по мнению лингвистов/этимологов/филологов - творящий в доме зло (?!) – драки, ссоры, неприязнь. В противовес ему существовал бог домашнего очага ЦУР – хранитель домашнего уюта, добрый дух дома. Вспомним бытующее до недавнего времени домашнее заклятие «і Цур йому, і Пек йому...». От имени «Пек», как считают этимологи, и произошло гуцульское название ПЕКУНчёрт; гигантского размера Змей.

 

Но по какой причине данная вершина получила такое угрожающее, хмурое название – нам остаётся только гадать; известно, что зря гуцулы названиями, прозвищами не разбрасываются. Несколько смягчить впечатление может предполагаемая связь названия г.Пикун с древнеславянским божеством Пикулыкдух, охраняющий коней. Его до середины ХХ века ещё вспоминали на польской территории Карпат.

 

Перейдём к  г.Мэдвэжик.      Медведь – предполагаемый племенной тотем древних славян, «символ разрушения старого и созидания нового».  День Медведя «праздновался» в конце марта (когда «обновлённый» Медведь вставал после зимней спячки – на 25 день начинавшегося с 28 февраля славянского нового года). О том, что эта вершина названа так не из-за того, что там жил медведь или видели рядом медведя в лесу, свидетельствует ласковая, «нежная» форма названия (в то время, как карпатский бурый медведь являлся бичом скотоводов, их лесным врагом номер один). «Ласковость» названия перекликается с аналогичным именем в древнеславянском пантеоне божеств: Медведкопервый помощник главного бога славян Перуна на земле.

 

А ведь г.Пикун (Пекун) могла называться и «Пер(кун)-Перун», что со временем трансформировалось в Пекун, Пикун. Борьба христианской религии с идолопоклонством включала и уничтожение капищ, переименование местностей, носящих имена древних божеств. В позднем средневековье Галычыны (до XIVв.) при ужесточении воинствующими христианами мер против тайных культов и верований, могла произойти обычная для западных областей трансформация - возникло в противовес богу славян гадкое, страшное слово, антагоничное по смыслу: Перун (бог) – Пекун (чёрт) (предположительно, также аналогичное по обстоятельствам и времени переименование: до 1594г. пос.Чэшибисы – после пос.Иезупиль – букв:«город ИИСУСА»).

 

Если допустить, что всё же в основе названия - Перун, то возникает любопытная цепочка: г.Перун (бог) – г.Медвежик (его помощник и представитель на земле) – г.??? «Добошанка» - неизвестно какое божество).

 

Но, по доступным нам картам - всё же «Пикун», что ближе всего к жуткому по смыслу «Пекун» - чёрт, злой дух, большой змей; «Медвежик» - тот же, но добрый дух в обличье медведя с ласковым именем Медведко; Добошанка – гора с невыясненным древним предыдущим названием. Их этих трёх вершин и состоит основная часть хребта, где и происходили описываемые выше события, связанные с движением опрышков. Места эти нравились не одному ватажку Довбушу - многие опрышки бывали здесь и, несомненно, останавливались на некоторое время. Но вспоминается только Довбуш, имевший здесь коморы. А кто ещё был здесь до него и даже после его гибели?

 

Возвращаясь к легенде о Чорной ГореМедвежьей Норе, стоит вспомнить, что существует всем известная реальная Чорна Гора (теперь г.Поп Иван Чорногорський) на хр.Чорногора, где без сомнения была не одна секретная база – укрытие: Шпыци, Кэдровата, Гаджина, Смотрыч и т.д. Реально здесь существует горный хребет, являющийся зап. отрогом именно г.Чорна Гора и называемый в картографии 1888г. - Мэдвэжик.

 

Есть ещё Полонына Чорна с главной вершиной Браткивська Дужа. Здесь также есть р.Мэдвэцькый, вытекающий из-под г.Руська (Мэдвэцька - ???) на Закарпатську сторону. Но о пребывании там в своё время отряда Довбуша сведений нет. На Полоныне Чорной река Быстрыця Надвирнянська (Чорна) берёт своё начало. Если учитывать тот факт, что «соратник Довбуша», некто Максым, после смерти ватажка много лет прятался на диком тогда р.Хрэпылив и позднее основал на нём пос.Максымэць – приселок пос.Зэлэна Надв.р-на (а это на р.Быстрыця Чорна, в 15 км от вершин хр.Полонына Чорна), то, вполне вероятно, Довбуш мог побывать и на этом хребте. В то время (первая пол.XVIIIв.) это были дичайшие и труднопроходимые со стороны Прикарпаття места. Для базы особой секретности это как раз то, что необходимо. Удалённость, дикость мест, сложный рельеф – необходимые условия для сооружения тайных комор.

 

Итак, «высосав из пальца» подобие логической цепочки, можно с достаточной степенью достоверности утверждать следующее (правда, чисто умозрительно!) – наиболее вероятное местонахождение одной из главных тайных баз-укрытий (типа комoра-пывныця) опрышков О.Довбуша согласно версии по этой легенде, можно предположить в следующих местах  Горгàн  и Чорногòры:

 

1     -  г.Чорногорыця,   отрог г.Мэдвэжик     (по коду  Чорна Гора / Ведмежа Нора)

2     -  хр.Полонына Чорна,     р.Мэдвэцький  (по коду  Чорна Гора / Ведмежа Нора)

3     -  г.Чорна Гора,              хр.Мэдвэжик     (по коду  Чорна Гора / Ведмежа Нора)

4     -  г.Чорногорэць/Сынячка -  «Ведмежа Нора» (как предпол. условное название укрытия/схрона).

 

По сравнению с версиями 1,2,3 версия 4 имеет существенный недостаток – отсутствует ключевой топоним для зашифровки базы «Ведмежа Нора» - на местности нет названия особенностей рельефа с корнем «Медведь, Ведмидь» (мы такого здесь не знаем),  а это уже говорит в пользу  версий, «имеющих» такой топоним.

 

Данные вышеприведенных умозаключений предположительны и не подтверждены документально, они только иллюстрируют метод логического осмысления любой получаемой информации. Даже если эти «версии» яйца выеденного не стоят, отметать их поисковик не имеет права. А чтобы проверить все их варианты, кроме всего необходимого снаряжения придётся потратить времени ещё 3-5 сезонов.

 

Мы здесь рассматривали версии одной из народных исторических легенд. Как же всё происходило на самом деле и  КОМУ  умирающий Довбуш завещал свои сокровища? Вот что удалось установить историкам в результате длительных поисков в исторических архивах Украины и Польши.

 

По протоколам допросов схваченных живыми опрышков (т.н. «Чёрные Книги» Станиславського суда), проведённых Станиславським судом в XVIII веке, документально зафиксировано следующее :

24 августа 1745 года разбойник и бандит Олэкса Довбуш/Добощук в пос.Космач был смертельно ранен пулей местного жителя Стэпана Дзвинчука. Два «побратима» Довбуша, с которыми он пришёл к хате Дзвинчука, подхватили его под руки и отволокли недалеко - в  лес На Завоялах  (рядом с местом трагедии).

 

Но ввиду опасности ожидаемой ими неизбежной погони, и безнадёжного, как они считали, состояния раненого, его очень большого веса, уложили тяжело раненого ватажка в ложбину/выемку; ничем не перевязав рану, забрали личные его вещи, спешно простились с ним и, прикидав его валежником, убежали.

 

Довбуш действительно был «трудноподъёмным» - невероятно крепок, крупный телом и очень силён. Документально (в «Актах судебных») зафиксирован реально происшедший случай, когда он одной рукой поднял связанных вместе отца и сына Дидушкив, отличавшихся очень крупным сложением. Подняв их, он покрутил «связкой» в воздухе и ударил ими о землю.

Легінùна  -  не  дитùна,  за  рèменем  балтужùна

 

Когда утром сильно ослабевшего и умирающего от банальной потери крови  Довбуша  нашли по голосу тявкающих над ним дворовых собак - под валежником в лесной яме - он был в почти бредовом состоянии. На все вопросы местной власти не отвечал или отвечал односложно, скупо, не конкретно. Уложив тело на его же  сардак (верхняя одежда горцев) местные жители под присмотром прибывших польских представителей отволокли  Довбуша  в местную  корчму,  где  корчмарь  сделал ему ненужную уже перевязку и  дал выпить домашней водки.  Есть очень реальное подозрение, что в водке был яд, т.к. Довбуш годами оплачивал молчание многих местных богатеев, корчмарей и чиновников, позволявших ему бывать здесь, скупающих у него-же дорогие награбленные вещи. Они не были заинтересованы в том, чтобы от природы крепкий Довбуш оправился, выздоровел и на неизбежном дознании дал против них правдивые показания.

 

На вопрос одного из шляхтычей, где  Довбуш  закопал свои багатства, будучи уже в агонии, он ответил дословно так: «...Це знаю тільки я та Бог, а ще Свидова. Але тільки Бог і земля будуть користати  ними...». После этих слов Довбуш больше ни на один вопрос не ответил. Спустя несколько часов он умер от потери крови или действия яда. Мёртвого Довбуша везли на возу через придорожные поселения; в каждом из них останавливаясь и, объявляя о смерти врага польской Короны, демонстрировали его мёртвое, но всё ещё страшное  тело.

 

«Четвертовали» мёртвого  Довбуша  (порубали на 13 кусков, как говядину !) в городе Коломыя на площади, спустя  2  дня после его смерти. Отсечённые части тела развесили в  12-ти ключевых населённых пунктах;  голову его привезли в пос.Зэлэна  Надвирнянського (???) р-на и установили на площади. Здесь проходил торговый путь в Закарпаття, здесь проживала  любовница этого опрышка некая  Тымшачка.

 

Но, возможно, главной причиной выставления здесь именно  головы, как главной части тела,  было то, что польская жандармерия предположительно ЗНАЛА - именно в этом районе существует главная база-укрытие, здесь  Довбуш проводил очень много времени и сюда сносил добываемые ценности.

 

О таком укрытии власти слышали много, но добраться до него не могли – не было информации, тайну его опрышки свято берегли. Из  Зэлэнои в опрышках были многие гуцулы, в частности, легенды упоминают опрышков  Онуфрака и Сэнюка.  Народные предания утверждают, что в  Максымцю,  приселке пос.Зэлэна, жандармы носили и показывали голову не  Довбуша,  а совсем другую. Голову  Довбуша  будто бы магнат  Потоцькый  оставил у себя. Видно много крови у него попортил неуловимый ватажок.

 

Что касается последней фразы умирающего Довбуша, то комментарии здесь излишни. Он указал район нахождения своей самой богатой коморы – дал понять, что она всё-таки существует, но не указал точного места. Предположительно, Свыдoва – народное название  Свыдовэцького  хребта. Но не исключено, что это конкретное старое название определённой местности в том районе. На этом хребте есть только одна вершина с таким названием – г.Свыдoва, находящаяся северо-западнее полоныны Шаса; она средневысотная и неприметная.

 

Может быть, что там, именно благодаря её непримечательности, находится главная комора Довбуша. Но есть ещё одна версия: от хр.Свыдовэць до Полоныны Чорной – короткий несколькочасовой переход. Оба хребта идут параллельно друг другу и «смотрят один другому в глаза». Так что Свыдoва (имеется ввиду хр.Свыдовэць) вполне могла «видеть», где на Полонине Чорна/Браткивська неистовый Довбуш копал-обустраивал свою пывныцю. А то, что Довбуш был редкий выдумщик, знали все…

 

Перед смертью он мог ответить на вопрос правильно, но иносказательно, чтобы понять суть ответа смог только посвящённый. Честно говоря, эта версия надумана и изложена в стиле умничаний некоторых маститых местных краеведов, а мне очень не хотелось бы уподобляться таким «кабинетным» историкам, излагающим высосанные из пальца исторические «сенсации», выдавая их за неопровержимую истину, доказанную ими буквально только что. Я ещё раз подчёркиваю, что все мои версии – наброски, черновые разработки, предлагающие всем участие в споре. Это же относится и к версиям по «Медвежьей Норе»; но данная информация «заставляет думать» и рано или поздно правильное решение этих многовековых ребусов будет найдено.

 

Но вернёмся «к нашим баранам», как говорили древние.

 

Основные базы-укрытия – единичное, но очень важное звено опрышковского движения. Столетиями опрышковские группы терроризировали местное население, грабили богатых и не очень богатых, часто не брезговали и бедными. По сути своей они были обыкновенными бандитами, которых все боялись и управы на которых в те времена почти не было. Не зря целая палитра имён/определений-синонимов их (негативного плана!) зафиксированы документально: чорні хлопці, збуї, збоєри, бескидники, бещадники, пусті хлопці, жебрани, жевани, збойники, лотри, драби   и т.д. и т.п.

           

                                  « Гой,  хлòпці-товàриші!

                                         Йдемо  розбивати  панські  ВАРИШi  -

                                         там  файні  баришi »    - разбойничья песня-коломыйка XVII-XVIIIвв.

 

Редким явлением среди таких бандгрупп были опрышки, ставшие на этот путь в результате локального социального конфликта – безнадёжной борьбы с паном или его гайдуками и прихвостнями и т.п. - и закономерно ушедшие в леса и горы, чтобы мстить за те беды, которые конкретные (местные) богатые причиняли конкретным (местным) бедным.

 

Таким героем-одиночкой представляется нам Довбуш - «…поэтому его имя прошло сквозь века и стало знаменем угнетённых…». А «вручил» им это «знамя» новейший исследователь Гуцульщины - п.Грабовэцькый;  до его научных разработок Довбуш был просто славным (ославляемым) и очень удачливым збойныком-налётчиком. Остальные бандитские имена до и после него проходят в истории вскользь, невзначай, а многие уже забыты народом и дошли до нас только в судебных протоколах того времени.

 

А сколько их, безымянных бунтарей и грабителей ушло в мутную безвестность! Но их, неизвестных и малоизвестных было всё-таки неизмеримо больше, чем «благородных робингудов» – конкретно избавиться от панского произвола, легко и быстро разбогатеть можно было только путём разбоя и грабежа. Такие группы сходились на сезон-два и расставались без сожаления; боевики погибали или становились богатыми гaздами. Пользовались они, обычно, временными укрытиями – естественными или рукотворными, но основные правила и законы опрышковского «кодекса» соблюдались строго.

 

Все временные «пывныци» сооружались недалеко от населённых мест (3-10 км.) – это подтверждается народными преданиями и легендами. Я думаю, это связано с тем, что далеко нести добычу, уходя от настигающей расплаты, добычу часто очень обильную, а значит громоздкую и тяжёлую, не было смысла, желания, а иногда и сил. С этой целью в наиболее нехоженном месте и сооружалось временное укрытие. Боевые выходы опрышки совершали радиальные или кольцевые, всегда возвращаясь на базу, заметая по дороге следы и всячески дезинформируя население.

 

В холодное время года, при выпадении первого снега все выходы из пывныци прекращались, чтобы не привести по следам  рoвту смоляков или пушкарuв (карательные экспедиции сельской полиции/жандармерии). С этой целью в летний период заготавливалось всё необходимое продовольствие и группа зимующих (или одиночки) оказывалась в изоляции, в «самоконсервации». Такие  пывныци  служили  1-3  сезона, после этого отряд или уходил в другую местность, гонимый карательными силами,  либо погибал в бою или на плахе.

 

Близость людского жилья имела ещё одно преимущество – возможность регулярно добывать свежие продукты, а главное – сведения от оплачиваемых информаторов о жертвах будущих экспроприаций и ответных действиях карательных отрядов, что имело первостепенное значение.

 

Именно такую стратегию ведения боевых действий и лагерной походной жизни в средине ХХв. приняли и успешно осуществляли боевые отряды ОУН/УПА на территории Западной Украины.

 

Но, без сомнения, старые опрышки-ветераны и их ватажки понимали, что необходимо, жизненно важно иметь недоступные, сооружённые в далёких, непроходимых местах базы-укрытия длительного («вечного») использования, замаскированные сложно и трудоёмко, уверенно рассчитанные на «нераскрытие». Эти пункты, способы подхода к ним, методы проникновения  внутрь были особозасекречены, известны избранным единицам. Не жалея жизни, эту тайну, в большинстве случаев, уносили в могилу. Основные базы-укрытия являлись святая святых в отряде и попасть туда без командира не мог  никто.

 

Конечно же, больше всего сооружалось временных укрытий. Жизнь в них проходила в отдыхе между походами, бытовых нуждах, залечивании полученных ран, накоплении личных и общих богатств. Личные доли добычи растрачивались по необходимости, а общая, если была возможность, переносилась на основную базу, но чаще всего оставалась вместе с отрядом. Если отряд погибал или рассеивался карательными силами, то тайна такой пывници умирала навсегда. В лучшем случае – засыпала на многие годы, иногда на столетия.

 

Если отряд не ставил перед собой социальных задач, как  О.Довбуш: «рівнати світ - в багатих брати, бідним оддавати ...», а действовал с целью накопления личных богатств (а таких было подавляющее большинство), происходил следующий раздел добычи:

- Приблизительно одна треть добычи оставалась в  пывныци  в пользование и на усмотрение батька-головача (атамана), на общие нужды отряда: выкуп за товарищей, попавших в плен; плата информаторам за добытые сведения; плата местному населению за определённые услуги; различные пожертвования – на «своих» святых, на церковь, на панихиды по убиенным жертвам и своим погибшим товарищам; откуп родственникам погибших, пособия опрышкам по увечью или ранению и т.д.

- Приблизительно одна треть добычи подпадала под современное нам определение «общак» - её неразделимо хранили в укрытии, а при возможности, немедленно переправляли в основную комору.

- Оставшаяся треть добычи делилась между собой поровну или с какими-либо оговорками. Своей долей добычи каждый мог распорядиться по своему усмотрению. Побратимов между опрышками почти не было, редко кто пошёл бы на смерть ради товарища. Поэтому и доверия на сохранность ценностей в группе быть не могло, возникала необходимость личной перестраховки.

 

Скорее всего это выглядело так: при накоплении достаточного количества ценностей, опрышэк уходил с ними в лес и прятал их в только ему известном месте. Если отряд действовал успешно, таких мест со временем у каждого боевика становилось несколько в определённом (небольшом) радиусе от пывныци. Уходя из отряда – на зимовку, на «пенсию» - опрышек изымал свои ценности или необходимую их часть. Если получалось купить необходимые реабилитационные или «чистые» документы, то оседал где-нибудь «за горой» (в Молдове, Угорщыне, Чехии) и становился богатым, уважаемым хозяином. В зависимости от количества опрышков в отряде, в определённом радиусе от укрытия появлялось 5-20 мест с «личными» кладами, большинство которых так и остались невостребованными. Кроме этого - ещё оставались сокровища коморы-пывныци.

 

Некоторые опрышки-одиночки и даже небольшие группы действовали довольно продолжительное время (до 40 лет – исторически подтверждённые сведения). Естественно предположить, что у человека, собирающего 5-10 лет или больше награбленные ценности, происходила перестройка мышления – ему уже не жаль было потерять некоторую их часть, если это избавляло его от риска быть непременно опознанным и схваченным при попытке вернуться в места, где он грабил и где его знают - чтобы откопать своё золото.

 

Но и реализовать хотя бы часть имеющихся на руках ценностей даже в то смутное время было очень нелегко – внезапное обогащение всегда вызывало подозрение властей в незаконном промысле. Кроме того, запуганное репрессиями карательных отрядов и набегами «новых», безбашенных опрышков, население всех районов Карпат было крайне насторожено и враждебно по отношению к «зайдам» - все подозревали всех и доносили друг на друга.

 

Повторимся ещё раз (это важный момент) – единицы из сотен опрышков умирали своей смертью, успев реализовать только часть «плодов труда своего». Более пяти веков (!) огромная территория Карпатских гор вынуждена была накапливать тонны, десятки тонн золотого запаса, состоящего к нашему времени уже  ТОЛЬКО ИЗ ИСТОРИЧЕСКИХ РЕЛИКВИЙ.  Если вспомнить, что движение опрышков длилось, как минимум с XVв. по конец  XIXв,  было групповым (ватаги) или одиночным (1-2 человека), то трудно даже себе вообразить, сколько сотен  пывныць  и сколько тысяч «личных» кладов находится в горной местности на глубине от  0,5 до 10 метров скального грунта.

 

Можно стать в центре Горгaн на любой их вершине или в центре  Чорногорского  массива, обвести взглядом окружающие хребты и смело указать пальцем на любую гору – здесь зарыт клад, а может и не один. И Вы окажетесь на 2000 % правы! Можете спорить с кем угодно – всё равно он там есть, лежит, ждёт. Наследие десятков поколений опрышков, опрышковское   «чистое»  или  «заклятое»  золото

 

Есть много версий происхождения слова-термина «ОПРЫШОК». Одни из них несостоятельны и надуманы, другие имеют некоторый смысл и вполне приемлемы. Я не буду здесь их анализировать, тем более, что до сих пор ведущие наши «исследователи» ещё не договорились между собой по этому поводу и до сих пор ими так и не установлены точно его смысл и происхождение.

 

Мне кажется, что вполне природно следующее толкование этого слова:  ОПРЫШЕК  – от  ОПРІЧ  – в смысле  в стороне, отверженный, изгнанный, живущий отдельно сам по себе, ушедший от людей.  Просматривается явная связь с российским  ОПРИЧНИК - ОПРІЧОПРІЧОК / ОПРИШОК – естественная трансформация, присущая славянской фонетике. Скорее всего, что корни этого определения уходят во времена общинного строя, когда нарушитель порядка или какого-либо закона, обычая, изгонялся из племени. Это страшное наказание ставило нарушителя на грань гибели. Изгонялиотстраняли в сторону, вне общины, ОПРІЧ. Чтобы не погибнуть, изгнанный вынужден был воровать, грабить, всё время скрываясь и живя  в лесах.

 

И не надо искать смысл этого слова в латинских, румынских, польских корнях (OPRESSORдавящий; некоторые авторы). Словa творит живущий здесь народ, а не его близкие и далёкие соседи-поработители. Ведь не называют же здесь оленя по-румынски или по-немецки, а лесоруба – по-мадярски. Думать надо, а не манипулировать стереотипами.

 

Большинство горных поселений (особенно в  Закарпатте) были зарегистрированы актами впервые ещё в  XIII-XIVвв.  Видимо, в это же время, в связи с участившимися набегами Орды, активизировалось переселение жителей предгорных долин в высокогорье, началось повторное «освоение новых территорий». Вероятно, эта же причина послужила всплеском разбойничества, активизации опрышковства в Карпатах, которое несомненно, возникло гораздо ранее рассматриваемого нами периода времени. Быстрое и лёгкое обогащение, грабёж и разбой с целью наживы – явление, известное во все времена и у всех народов.

 

По официальной версии, впервые определение  ОПРЫШОК  в контексте «opressor/es»  (гнобительдавящий - лат/пол. Акты) появилось в документах от 1524 (1529) года. Именно ЭТА дата и считается официально «датой рождения» т.н. Опрышкивського руху в Карпатских горах - об этом тенденциозно и бездумно дылдонят уже почти столетие на всех  возможных «научных» уровнях. 

 

НО  НИКТО  почему-то не вспоминает о названии предгорного, прикарпатского поселения  Опрышковци,  которое в наше время входит в группу юго-вост. пригородов  гор.Станислав / Ивано-Франкивськ. Формальная (актовая) дата возникновения этого поселения - 1439г. (Oprischowcze / Опришовчэ);  но есть также сведения, что впервые поселение упоминается в Актах от 1420 года (!!!).

ЕСТЕСТВЕННО, что реальное время возникновения этого сторожевого поста - гораздо РАНЕЕ зафиксированной кадастрами даты.  А это означает только одно : термин ОПРЫШОК - исконно славянское значение и время его возникновения - на несколько столетий старше, чем это «назначено» официальными научно-силовыми структурами.

 

В польских актах начала XVIв. латинским термином  opressor  было передано реальное звучание исконно славянского, галычанского слова, которое сейчас уже трудно восстановить за неимением реальных архивных данных. Как может беглец, изгой, преследуемый силовыми структурами власти, быть угнетателем и притеснителем, гнобителем местного населения и господ?! Он,  Опрышок,  сам и был таковым угнетённым и притеснённым - тем, кого давят, зажимают, притесняют. Эта несуразица старательно избегается исследователями различного ранга по непонятным автору причинам; несоответствие в формальной трактовке значения  Опрышок  и его реальной сущностью кричаще выпячивается, требует востановления многовековой «угнетённой и придавленной» различного рода научными авторитетами, справедливости.

 

В Италии, при выполнении строительных работ, было случайно обнаружено погребение периода раннего средневековья. На каменной плите средневековой латынью была высечена надпись, фрагмент которой гласит «... Fugaces oppressi ...», букв: Похоронено  (здесь)  беглецов  (или)  Придавлено  (землёй; плитой) беглых

 

- ... лишить права на Огонь и Воду ... –  букв: загнать за пределы Империи – как пункт из

                                                                       др.римского закона об  изгоях,  отверженных

                                                                       (т.н. «преступниках перед народом Рима»).

 

 

В 1564г. русский царь  Иоанн IV Грозный  отделил свою личную собственность от государственной, набрал 6.000 телохранителей из «боярских детей» и роздал им земельные угодья в обмен на преданную службу и бесприкословное послушание. «Избранные» получили беспредельную власть и название, первоначально –  oпрuчи/чи,  позже –  Опричники.

 

Безусловное родство названия поселения  Опрышэвци,  являющегося в период средневековья важным постом охранения торгового пути, с исследуемым военно-сторожевым термином  ОПРЫШОК  заставляет пересмотреть временные рамки возникновения самого термина;  а именно :

 

- ОПРЫШИВЦИ  - пос, Тысм. р-н, Ив-Фр.обл;  формальная дата возникновения - 1420 (1424) год.

                                    Фиксируется в различных исторических  документах как :

 

                                    - Oprischowcze     (Опришовчэ)        - 1439г.

                                    - Oprzyschowcze  (Опжышовчэ)       - 1467г.

                                    - Opriszowcze       (Опришовчэ)        - 1515г.

                                    - Aprischowcze     (Апришовчэ)        - 1578г.

                                    - Opryszowce        (Опрышовцэ)       - 1785г.

 

            Естественно будет предположить, что первое упоминание о поселении (1420/1439г.)  НЕ ЯВЛЯЕТСЯ  именно датой его возникновения, а только как документальная фиксация какого-либо события или действия, происходящего в секторе данного поселения в тот период местной истории.  КОГДА  ИМЕННО поселение  ОПРЫШИВЦИ  возникло - пока не знает никто;  но безусловно - гораздо ранее, чем  какое-либо первое письменное о нём упоминание.

А это ОДНОЗНАЧНО говорит нам, что  сторожевой термин ОПРЭША / ОПРЫШОК  также возник гораздо ранее высосанного поляками из латинского пальца псевдо-определения «opressor/es» и  был изначально исконно славянскимГАЛЫЧАНСЬКЫМ  (!!!).

   Более подробно об этом :

   см. «Карпаты, которые ты можешь узнать …» (Ворон СС),  позиция  - Опрэша - гора, Зак.

 

Насколько глубоко укоренилось определение Опрышэк в славянском мировоззрении, говорит уже тот факт, что даже в современном лексиконе устойчиво закреплена нарицательная  (в основном - сугубо негативная !)  форма его :

 

             - опрышэк                     - непутёвый, конченый;    вспыльчивый;    человек, способный на всё;

                             юноша,  готовый  к  боевым действиям  и т.п.                           - западноукр.

             - opryszek  (опрышэк)  - Опрышэк – разбойник, бандит, грабитель                                  - польск.

             - пришка                       - прыщ; пупырь; выделяющееся, мешающее ч-л                           - болгарск.

             - прыск  (пòрыск)       - быстрота, стремительность, проворность                                   - др.рус.

 

О том, что происхождение этого слова теряется в глубине веков, говорит уже то реальное предположение, что даже названия многих гор (как давно это было?!) «придумывали» опрышки – те, кто впервые пробрался через дикий пралес к недоступным вершинам. О древности Карпатских топонимов свидетельствует тот исторический факт, что отсоединившаяся в  VIв. н.э.  половина карпатских горцев, ушедшая на юг - юго-запад и осевшая на землях современной  Югославии,  дали горам новой родины названия, которые уже были в Украинских КарпатахКосово, Чорногория  и т.д.   Опрышки  средневековья добавляли осваиваемые ими вершины к «своим» владениям.

 

Предположительно, названия «безымянным» тогда вершинам давали для того, чтобы иметь систему ориентации в пространстве, знать, где именно и как далеко от населённых пунктов они находятся и где в полонынах спрятано золото, клады - чтобы потом можно было их уверенно найти. И первые тропы проложили отряды  опрышков,  прорубываясь бартками через девственные леса и высокогорное криволесье. И первые могилы в этих горах – тоже  опрышковские,  без слёз, крестов и панихид.

 

Если отряд преследовали каратели или разбойники уходили с боем, а   опрышек   был серьёзно ранен, мог быть захвачен и допытан, он сам уродовал себе лицо, чтобы его не опознали (это повлекло бы за собой наказание и преследования его родных и близких карателями), просил товарищей добить его. Но чаще всего ему уже мёртвому товарищи отрезали голову и уносили её с собой, чтобы исключить посмертное опознание. Если была возможность похоронить тело, то на одной из полонын производили необходимый обряд и насыпали холмик из камней и дёрна.

Иногда, чтобы не рыть яму в скальном грунте («остатну комору»), тело хоронили под корнями кэдрыны/ели/сосны и маскировали место. Если после погибшего оставались вещи и ценности, их передавали родственникам или делили между собой. Часто место гибели или захоронения опрышка побратимы называли его именем или это делал народ в память о его деяниях (добрых или злых).

 

Начиная с конца XVIII века с каждым годом жизнь опрышков становилась всё труднее, опаснее – совершенствовались методы защиты от них, способы охоты на них и способы их обезвреживания, увеличивалась численность занятого этим добрым делом специального истребительного контингента. Наступал неотвратимый процесс угасания необычного для других стран явления – многовекового опрышковского движения, как народного символа конкретной борьбы с любыми проявлениями угнетения. Близилась неизбежная агония

 

Т.н. «движение опрышков»  пришло в упадок в начале  XIX века, а к концу века исчезло совсем ***. Правда, были герои-одиночки, которые боролись с окружающей несправедливостью даже в начале ХХ столетия (Илько Лыпэй из Закарпаття). А последний опрышек Карпат Мыкола Щугай родом из Закарпаття, погиб от рук подкупленных сообщников в 1935 году (!). Но это уже только слабое эхо былых героических времён.

 

***  Так, Галычанская газета «СЛОВО» в №№ - 99/100 за 1886 год

        тревожно-восхищённо сообщала мещанам Пидкарпаття :

        «… В  Болехівських  горах  показались  Опришки»

 

Упадку опрышковства способствовали также всё более активизирующаяся индустриализация карпатского региона – иностранные и государственные фирмы проводили лесоразработки, добывали полезные ископаемые и т.д. Всё меньше диких уголков оставалось в горах, всё доступнее становились самые отдалённые их участки.

 

Но окончательный удар всё же нанесло правительство –  впервые в мире  в  1815 году в  гор.Коломыя  приказом австрийского вицегубернатора был создан  отряд по борьбе с опрышками.  В специальном лагере отобранных из строевиков молодых и крепких парней обучали вести боевые действия в тяжёлых горных условиях, грамотно преодолевать сложности горного рельефа, тактике борьбы с  опрышками,  длительному скрытному слежению, организации засад и захвата вооружённых преступников, хождению на лыжах и т.д.

 

Так  возник первый в мире  СПЕЦНАЗ - печально знаменитые впоследствие  «горные (альпийские) стрелкu», а особенно в годы Второй Мировой войны – элита гитлеровских Вооружённых Сил «Альпийские стрелки» с эмблемой-шевроном «эдельвейс» на униформе. Вот из каких «гуцульских» корней начинались ВСЕ  современные  специальные  боевые  подразделения  мира.

 

Кроме названного выше горно-егерского отряда были созданы мобильные отряды пушкарив – местных ополченцев-ястребков, вооружённых австрийским правительством, отлично знающих местные горы и повадки опрышков. Руководил ими чешский мандатор Грдличка, а после – столь же знаменитый своей жестокостью местный выдвиженец Юриштан. Действия этих государственных подразделений были настолько успешными, что уже через десяток лет территория региона была полностью очищена от бандформирований различного рода.

В 1815-1836г. только в Коломыйском округе Галычыны (ИФ) действовало более 70 «стрилэцькых  постэрункив» - сторожевых, охранных постов и отрядов быстрого реагирования для борьбы с опрышками.

 

         А в столице Прикарпатской Галычыны, в нашем городе Станислав/ов,  в 1849 году из т.н. "свидомых мещан" был сформирован   "Батальон Руськых гирськых Стрильцив"  -  народное ополчение, праобраз "национальной гвардии" и советских "истребительных батальонов"/"ястребков",  позднейших  т.н. Рабочих дружин / ДНД.  В задачу этого сугубо "руського" подразделения  входили  усмирение массовых волнений, а также защита станиславовской округи и околий от разбойных нападений.

 

         Украинский классик И.Франко немного сдвигает эту дату  -  в своей чудесной  новелле "Герой поневолі" (конец ХІХв.) писатель утверждает, что "Стрільці з гуцульських гір",  как боевое подразделение, присягнувшее Императору / Цисарю  и преданное Австрийской монархии, активно и умело подавляли псевдо-национальноосвободительное польское восстание во Львове в 1848 году.

 

Это был период заката "движения" Опрышков;   к этому времени обобщённое определение  Опрышэк (Опрышок)  уже имело несколько десятков устоявшихся синонимов, из которых только  4-5  носили в себе  нейтральный  или  положительный  элемент :

 

- безкыдныкы                         - чорногорци

- бещадныкы                          - чорни  хлопци        и т.п.
         - гайдуки   (балканск.)

 

Но бoльшая часть синонимов носила явно негативную, презрительную или враждебную населению сущность;    например :

 

         - збуи                           - жэбраны                 - прыбыши
         - збоеры                      - жэваны                   - пусти

         - збойныкы                 - лупижныкы            - раубшицы

         - здырци                     - лотры                      - фурысы

                                        - лэгри                                  и т.п.

 

Естественно, что такое сугубо негативное отношение местного населения было вызвано тем, что большая часть опрышков не относилась к разряду «борцов против тирании» феодалов, не были они и бессеребренниками; основная часть опрышков была обыкновенными бандитами и грабителями, обеспечивающими лишь собственное обогащение любыми средствами -  невзирая на сословия  своих жертв.

 

Жестокость карателей к пособникам «чорных хлопцив» и зверские расправы с  опрышками, быстрота реагирования карателей и неминуемость наказания создали такие условия, когда быть  опрышком  становилось очень опасно и невыгодно. Зòлота добывалось всё меньше, а риска становилось всё больше. Только избегающие воинской повинности дезертиры-мòлодцы рисковали прятаться в горах до поры-до времени да ещё беглые крестьяне-батраки.

 

                                                По-під  то’ти  полонèни  зацв’ìли  бамбàри.

                                                     Тебе  лов’ют  о’віцìри,  а  мене  -  шандàри …

 

Так закончился славный многовековой "домашний бунт" обиженных и просто бандитов, эпоха беззаветного героизма и оголтелого грабежа на большой дороге, время безуспешных попыток осчастливить бедных и неуёмного набивания личных сундуков чужими ценностями.

Из-за отсутствия надобности, хроники во многих гуцульских сёлах не велись, а если где и записывалось что-либо, так время и бедствия не пощадили их. Мы не знаем дат и имён, мест базирования и судеб многих опрышков. Если кто из них и умирал от старости в своём доме, то на смертном одре, при последнем дыхании выдавал детям своим страшную тайну – где закопано золото и как его взять. Кто смог – брал тем или иным способом. Известны случаи, когда очень бедные горцы вдруг становились ОЧЕНЬ богатыми гàздами, начинали скупать горные луга-полоныны, домашний скот и недвижимость «направо и налево».

 

Но чаще всего, золото найти так и не могли – неточности описания местности, исчезновение основных ориентиров, оползни и растительность – всё накладывало свой новый отпечаток на место древнего действия (см. ККМУ, позиция Грoши, ур, ИФ). Так проходили годы, поколение за поколением искали сокровища, передавая легенды о них своим потомкам.

А советская пропаганда с пеной пафоса у рта внушала нам, что под словом  «сокровища» Довбуш  имел ввиду «главное сокровище – свободу гуцульского края ...». Красиво, поэтично, но как бездарно, глупо и напыщенно. Так почему тогда «...только Бог и земля будут пользоваться ними...»? Приписывать психологии опрышка XVIII века интеллект рафинированного интеллигента ХХ века может только дурак.

 

Довбуш  был простой, забитый повседневной жизненной рутиной гуцул, со всеми недостатками и неграмотностью, присущими тому тёмному времени. Не отмахивался он ни от золота, ни от славы, ни от любого другого искушения. Был сильным и выносливым, как смок-дракон и смекалистым, как все горцы. Зoлота брал столько, сколько мог, и прятал его подальше, чтобы иметь на «чёрный день». Но не жадничал, не зверствовал, зря не проливал крови – помнил свою тяжёлую подневольную жизнь и пытался облегчить нищее существование бедняков – таких же, каким он был раньше. Эта человечность и отличала его от других ватажков, поэтому помнили его люди и любили, как можно опасливо «любить» разбойника.

 

А золото – оно и при Советской власти было золотом – кому-то нужно, кому-то не очень, но иметь его всегда было полезно. Прятали его для того, чтобы когда-то всё-таки взять и использовать. А теперь – это подарок опрышков будущим смельчакам – тем, кто рискнёт начать поиски и доведёт их до конца, кому оно необходимо и кто не ленится думать, не боится лишений, готов к бою.

 

Но как взять этот СУПЕР-ПРИЗ, идущий через века? Как суметь разгадать многовековую загадку хотя бы одной легенды, любой на выбор? Зная приблизительно место поиска (установив его через исторические документы или через всесторонний анализ легенды), тщательно приготовив спецснаряжение и подобрав надёжный состав поисковой группы, выезжайте в зону поиска, начиная свою экспедицию. Идите и дерзайте, не бойтесь – на всех хватит и труда, и впечатлений, и находок - «ибо невозможно объять необъятное...». С этого момента впереди – только труд, труд и ничего кроме труда.

 

Тщательность обследования местности должна исключить повторное возвращение в этот-же район. Техника поиска проста, но трудоёмка. Несмотря на то, что инструмент остаётся тот же, что и века назад, пришло время поставить на службу поисковикам современные достижения науки и техники, которые доступны для использования неспециалистами. Автор уверен, что потратив 2-3 сезона, есть возможность установить реально хотя бы одно место кладоположения при условии, что наличная информация – не плод фантазии местного населения, а реальное историческое событие, происшедшее в реальное время в реальном месте. А всё остальное – дело техники в прямом смысле этого слова.

 

Возможно, что повезёт уже в первый выход.  Но может быть и такое, что этого не случится никогда. Значит, не всё продумано и взято в рассчёт. Знайте тогда – не в золоте счастье, а в его количестве  «Ваш» позеленевший медный котелок терпеливо ждёт вас на каком-нибудь заброшенном горном хребтике.

Это – напутствие автора людям без воображения (пессимистам). 

 

Оптимист – это не тот, кто никогда не страдал и счастлив во всём, а тот кто пережил разочаровние, поражение, отчаяние и в конце-концов  ПОБЕДИЛ.

Оптимисты должны верить: ценности любовно собраны и подготовлены к использованию. Они устали ждать, они зовут тех, кто способен воспринимать их зов, проникающий в сущность через сновидения, через мечты о необыкновенном, таинственном, прорывая замкнутый порочный круг нашей серой, обеднённой идеологами/уродцами жизни и пытаясь вытащить нас в светлое, доброе будущее. А с нами – наших детей и всех наших потомков. Услышать их зов, выйти за пределы Круга Беды к счастливой будущности разуверившихся в нас жён и обделённых счастьем наших детей – вот наша задача.

 

Сокровища  ЖЕЛАЮТ,  чтобы их взяли!   Пора

 

                                                                                                             Ив-Фр, IV.2001

 

 

                        … Триста  років  минуло,  як  Олекса  родився,

                             Каждий  гуцул  й’го  Скалі  низко  поклонився.

                             Каждий  гуцул  все  шукає  Довбуша  комори

                             І  всі  вірут,  шо  Олекса  прийде  знов  у  гори …

 

                                                     М.Дідишин2002р.

                                                     Краєзнавець, народний письменник з  м.Косів, Ів-Фр.

 

 

 

 

ФОТОГАЛЕРЕЯ ВОРОН: Некнига Невелеса ВОРОН: Тайна стоит жизни
ВЕСЕЛА НАЙДЕНОВА ЯРОСЛАВ ЯНОВСЬКИЙ Тетяна Єрушевич: Культурні типи Дмитро Дорошенко: Опришки
  Франик - Наталчиними очима Загадкова стихія Прохаська
www.000webhost.com